Вы здесь

Кинематограф А. Сокурова как современный феномен традиционной культуры

Автор: 
Чжон Ми Сук
Тип работы: 
диссертация кандидата искусствоведения
Год: 
2005
Артикул:
172080
129 грн
(417 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

Содержание.
ВВЕДЕНИЕ.............................................3
I. ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА КАК
ОСНОВА ТВОРЧЕСТВА А.СОКУРОВА..........................10
1. Традиционная культура в контексте киноискусства.........10
2. «Я - традиционный человек»..............................41
(характеристика мироощущения режиссера)
II. А.СОКУРОВ КАК ПРОДОЛЖАТЕЛЬ ТРАДИЦИИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ..................................... 59
1. Традиционная эстафета русской реалистической прозы. . . 59
2. Христианские мотивы как ключ к пониманию кинематографа А.Сокурова...........................76
3. Телесное и духовное страдание в фильмах А.Сокурова. ... 95
III. ВОСТОЧНОЕ МИРООЩУЩЕНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ
А.СОКУРОВА 118
1. Культурные связи как форма самоидентификации
режиссера..........................................118
2. Восточная поэтика в творческом мире русского художника. .....................................................140
ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................161
Примечание............................................172
Библиография......................................... 176
Фильмография......................................... 180
2
Введение
На рубеже XX и XXI веков, как и прежде на исходе XIX века, со всей очевидностью обозначился кризис современной системы ценностей. Речь идет о кризисе философии, эстетики, искусства, мировоззренческих установок человека. В настоящее время доминировавшая в конце прошедшего столетия концепция постмодернизма утрачивает свои позиции, и на повестке дня возникает вопрос о новом этапе в современной культуре.
Возникшие разговоры о постепенно набирающем силу постпостмодернизме на данном этапе далеки от концептуального оформления. Охарактеризовать основные признаки названной идеологии, пока не представляется возможным. «Технообразы, виртуальная реальность, транссентиментализм - вот те художественноэстетические феномены, которые подтвердили в 90-е годы некоторые из высказывавшихся ранее гипотез о возможной эволюции постмодернизма в XXI веке».1 Немалую трудность перехода к дискурсу в теоретической, эстетически конкретной форме в плане его адекватности или логического подтверждения представляет то обстоятельство, что «цифровые» средства информации еще не обнаружили определенных стилевых форм.
В то же время массовая культура, навязывая обществу стереотипы, не сумела полностью подчинить искусство своему влиянию. Можно констатировать, что общество, насытившись результатами поликультурных процессов, проявляет все больший интерес к самобытным традициям того или иного народа. Выраженные в произведениях искусства традиции, таким образом, находят отражение и в системе взглядов мастеров кинематографа.
В данной связи значительный интерес представляет творчество Александра Сокурова, еще до формирования современной ситуации,
воплощения, экранизаций появилось в этот и последующий периоды. Однако иллюстративных поверхностных кинопроизведений все же создавалось несравнимо больше - поскольку, перед классикой нужно было преклоняться, как перед чем-то абсолютно незыблемым, и попытки поступить по отношению к первоисточнику иначе, как правило, подвергалась общественному осуждению. В результате, торжество литературоцентричного подхода привело к снижению поиска оригинальных кинематографических построений даже у предрасположенных к этому мастеров экрана. '
В те времена было проще снимать по мотивам повести или романа - незначительная работа по адаптации текста, и сценарий готов. Но некоторые брались за более сложную задачу - экранизации рассказов. И здесь материал произведений нередко обнаруживал тягу к сопротивлению. Классические новеллы, зачастую собранные вместе, проявляли склонность к рассыпанию, выявляя бессмысленность затеи, а по большому счету и бессмысленность самого подхода киноиллюстраций. Сразу же становилось понятно, что текст первоисточников художественно нс преобразован, и оттого ценность фильмов неуклонно падала.
Подобной ошибки удалось благополучно избежать А.Сокурову в своем первом полнометражном фильме «Одинокий голос человека» (1978 - 1987 г.), созданном по мотивам произведений А.Платонова, и прежде всего рассказов «Река Потудань» и «Происхождение мастера». Уловив сущность пролетарской метафизики писателя, режиссер создал абсолютно самостоятельное произведение, где документальные кадры той эпохи и авангардистские кадры сна главного героя образуют гармоничное целое, привнося в содержание первоисточника дополнительные акценты, обнаруживая заложенный в нем сокровенный смысл.
17
Проза А.Платонова из-за своей плотности, насыщенности достаточно редко переносится на экран. Среди специалистов даже бытует мнение о се изначальной некинематографнчности. Найти экранный эквивалент образности писателя для многих становится неразрешимой задачей. Думается, путь избранный А.Сокуровым выглядит в данной ситуации едва ли не единственно верным. Не копировать литературную манеру автора, не воспроизводить её фабулу, персонажей, атмосферу, а воплощать на экране собственное ощущение от прочитанного, творить на экране некую другую жизнь, в этом видел творческое решение режиссер. Неслучайно сам Сокуров неоднократно подчеркивал, что «литература непереводима до конца на язык другого искусства. Кинематографу нужно вести себя скромно, не вступать в соревнование с литературой. Ведь он младенец. Я за то, чтобы кинематографические версии были очень самостоятельны»'.
В дальнейшем, режиссер остался верен данному творческому принципу. Так киноверсии произведений Б.Шоу («Дом, где разбиваются сердца»), Г.Флобера («Госпожа Бовари») (сам Сокуров всячески избегает термина «экранизация») нельзя назвать буквальным перенесением на экран содержания произведений писателей. При ближайшем рассмотрении они оказываются истинно режиссерскими размышлениями, в первом случае, над хрупкостью мира и гибельными тенденциями современной цивилизации, а во втором, над судьбой женщины в условиях социального подавления естественных человеческих проявлений. Думается, оригинальные первоисточники стали лишь поводом для сотворения автором собственного экранного мира. Мира, в котором категории пространства и времени отнюдь не равнозначные литературным, обнаруживают склонность к сжатию и «коллапсу», как в случае с картиной «Скорбное бесчувствие» -кинолентой, где определенная эклектичность кинематографического
18