Вы здесь

Середньовічне укріплення Фуна ХV століття: комплексне архітектурно-археологічне дослідження фортифікаційної структури пам'ятки.

Автор: 
Кирилко Володимир Петрович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2002
Артикул:
3402U000697
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

ГЛАВА 2
СТРОИТЕЛЬНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ УКРЕПЛЕНИЯ

Укрепление Фуна является многокомпонентным объектом с неоднократно обновлявшейся фортификационной структурой, общая продолжительность функционирования которой при этом была предельно малой - всего несколько десятилетий. Исследование подобных крепостных ансамблей сопряжено с конкретными трудностями. Во-первых, кратковременность их существования не позволяла материальной культуре приобрести четкие отличительные признаки для каждого строительного горизонта памятника, что при отсутствии надежно датированных артефактов ощутимо ограничивает интерпретационные возможности археологических данных. Дополнительную проблему создает низкий уровень знаний о местной керамике ХIV - ХV вв., которая, представляя собой наиболее массовую группу находок, все еще пребывает на самой начальной стадии изучения и в настоящий момент из-за априорности либо дискуссионности выводов для детальных хронологических реконструкций фактически неприменима [10, с. 99 - 103; 72]. Во-вторых, привлечение естественно-научных методов исследования, как показывает практика [73, с. 102, 166], пока недостаточно результативно. В-третьих, малоприемлемо также использование в качестве эталона стилевых характеристик оборонительных сооружений, поскольку их архитектурные формы и военно-инженерные решения обычно были стандартными, часто оставаясь неизменными в течение длительного времени.
В сложившейся ситуации первостепенное значение приобретает один из самых репрезентативных археологических источников - культурный слой памятника. Комплексное рассмотрение его главных компонентов - строительных остатков и отложений - позволяет конкретно судить, как минимум, об относительной хронологии и архитектонике объекта. Анализируя стратиграфию, можно вполне достоверно дифференцировать и основные строительные горизонты укрепления. Они представлены соответствующими напластованиями, появившимися при возникновении, существовании и разрушении зданий, а также благоустройстве территории (рис. 2.1 - 2.8). Формирование и накопление культурного слоя поэтапно сопровождалось переменами в конструктивных и технологических особенностях фортификационных строений крепостного ансамбля. Оборонительные сооружения каждого строительного горизонта имеют характерную, присущую только им, технику кладки стен. При возведении крепостной ограды и башен использовалось всего три четко выраженных типа каменных конструкций, условно маркированные буквами - А, Б и В (рис. 2.9). Они чередовались, полностью обновляясь при смене строительных периодов (рис. 2.10).
Кладки типа А.
Наиболее показательными для них являются остатки восточной оборонительной стены на участке между донжоном и крепостными воротами протяженностью - 25,50 м. Куртина сохранилась на высоту 0,90 - 2,00 м. Ее толщина - 1,70 - 1,85 м. Кладка трехслойная двулицевая. Она выполнена из разномерного бута на жирном известковом растворе. Весь кладочный материал местного происхождения. Преимущественно использовался конгломерат. Другие породы представлены единичными включениями метаморфизированного известняка, песчаника, диабаза и туфолита. Для получения строительного камня в качестве карьера, вероятней всего, применялись осыпи и обвалы расположенной рядом горы, а также руины зданий. Ближайшее месторождение известкового туфа, в кладке явно использованного вторично, находится неподалеку, в урочище Тапшан-Гя [74, с. 8, 12, рис. 1,10]. После добычи - ломки и/или сбора - бут дополнительной обработке практически не подвергался, сохраняя свой естественный вид. На строительной площадке работы по его пригонке и укладке на место ограничивались главным образом подбором камня необходимого размера и соответствующей конфигурации, причем не всегда удачным. Условно правильную форму с четко выраженным ложком имеет относительно незначительная часть рядового кладочного материала. Ощутимо преобладают глыбы мелкие и средней величины с округлыми краями. Булыги кололись на части либо использовались целыми. Крупные скальные обломки в виде плит и блоков применялись исключительно для обрамления проемов. Конструктивно несколько выделяется также подножие стены. Его самые нижние камни, уложенные непосредственно на основание, отличались значительными размерами. Судя по аналогичной кладке западной куртины северной линии обороны, но сохранившейся хуже и фрагментарно - только на уровне дневной поверхности, отдельные из них были заведены вовнутрь сооружения на треть толщины конструкции, а некоторые, и того больше, до середины стены. Остальные, располагавшиеся выше, части строения имели неперевязанное сечение. Кладка иррегулярная. Она велась сразу по всей длине крепостной ограды поярусно, относительно выдержанными горизонтально рядами высотой 0,95 - 1,10 м, в пределах которых камни облицовочного слоя конструкции размещались немного хаотично и лишь кое-где слегка заступали вглубь забутовки. Отсутствовала также вертикальная перебивка швов, что по сути своей было совершенно неизбежно, если учитывать размеры и форму используемого кладочного материала. Пригонка неплотная. Зазоры между камнями у стыков большие, при возведении стены они сразу забивались мелким бутом, на многих местах впоследствии выпавшим. Кладке присуща некоторая небрежность.
По данным лабораторных исследований [70], из 12 образцов раствора (100%), отобранных в разных местах крепостной ограды, 8 (66,7%) принадлежат к VII группе (пробы №№ 4536, 4554, 5576, 5578, 5595, 5596, 5603, 5606), 2 (16,7%) - к IV (№№ 4564, 4565), по одному (8,3%) - к V (№ 4561) и числу единичных (№ 4544, по ряду показателей тяготеет к VI и VII группам). Наиболее характерными для кладок типа А являются растворы VII группы. Визуально они представляют собой плотную мелоподобную массу, в которой видны включения древесного угля, обломочных зерен горных пород темно-серого цвета размером до 1,0 - 2,0 мм, рыхлых землистых комочков. Имеются отпечатки растительных волокон, а микрохимическая реакция с жидкостью Люголя показала наличие растительного белка. Н