Вы здесь

Найдавніші псалії доби бронзи лісостепу і степу Євразії (технологічний і функціональний аспекти).

Автор: 
Усачук Анатолій Миколайович
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2007
Артикул:
0407U003858
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

ГЛАВА 2
ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ПСАЛИЕВ ЭПОХИ БРОНЗЫ
ПО ДАННЫМ ТРАСОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
Первые опыты по трасологическому изучению псалиев провела Г.Ф.Коробкова. Ею
были проанализированы находки с поселения Ботай, которые в некоторых случаях
трактуются как примитивные псалии (Зайберт, 1993, с.208-209; Массон, 2000,
с.150; Коробкова, 2001, с.18; Стеганцева, 2001, с.11). Не углубляясь в
сложнейшею тему наличия/отсутствия домашней лошади и всадничества в энеолите
(обсуждение этих вопросов в последнее время см.: Кожин, 1997, с.59; Калиева,
Логвин, 1997, с.108-110; Боковенко, 1999, с.108; Кузьмина, 2000; Пучков,
Журавльов, 2000; Косинцев, 2001, с.85; Стеганцева, 2001, с.11-12; Клочко. 2004,
s.45-46, 48; Журавлев, 2004, s.251-253; Левин, Рассамакин, 1996, с.25-29;
Prehistoric Steppe…, 2003; и др.), а также возможности применения псалиев в это
время (Кожин, 1970; Ковалевская, 1977, с.21-23; 2006, с.164-166; Грязнов, 1999,
с.57; Трифонов, Избицер, 1997, с.26-28; Кузьмина, 2000, р.189-190; Клочко,
2004, s.46-48; Журавлев, 2004, s.252; и др.), замечу, что трасологические
выводы Г.Ф.Коробковой не противоречат возможности использования изделий из
Ботая в качестве псалиев, однако: “… внутренняя поверхность изделий носит следы
сильного истирания от трения о мягкий материал и жирный глубоко проникающий
блеск, характерный для орудий, используемых при обработке шкуры или кожи”
(Коробкова, 2001, с.18-19). Весьма символично, что В.Ф.Зайберт, активно
отстаивающий идею наличия на Ботае псалиев (Зайберт, 1993, с.206-210), в
несколько более ранней работе пишет об энеолитическом псалии со знаком вопроса
(Зайберт, 1985, с.9), а в специальной работе, посвященной трасологическому
анализу богатейшей коллекции костяных изделий из Ботая (Даниленко, 1985) нет
информации по псалиям17. С другой стороны, активные противники идеи
неолитических псалиев В.А.Трифонов и Е.В.Избицер точно так же становятся менее
категоричны, допуская наличие искусства верховой езды в энеолите, причем в
качестве возможного положительного решения вопроса выдвигаются данные какраз
трасологического анализа (Трифонов, Избицер, 1997, с.27). Очевидно, вопрос о
возможности использования псалиев в энеолите далек от какого-либо однозначного
решения. На мой взгляд, древнейшие псалии относятся ко времени не ранее начала
ІІ тыс. до н.э. (ср. Клочко, 2004, s.48; 2006, с.152). Но если ботайские
находки и не являются псалиями, тем не менее приоритет Г.Ф.Коробковой в
трасологическом изучении псалиев подтверждается тем, что в конце 70-х – начале
80-х гг. ХХ в. она обработала псалии из коллекции костяных изделий Усова озера
(Березанская, 1990, с.5,51; Коробкова, 2001, с.20). Несколько позже псалии,
найденные на Мосоловском поселении, трасологически изучил В.В.Килейников в
рамках обработки всей коллекции костяных изделий этого среднедонского памятника
(Пряхин, 1996, с.109-111). В 90-е гг. трасологическое изучение щитковых псалиев
Среднего Поволжья на основе методики, разработанной Г.Ф.Коробковой, инициировал
П.Ф.Кузнецов, привлекая к этому разных специалистов (Кузнецов, 2004, с.37-38).
Щитковый псалий из II Уваровского могильника (п.2 к.11) трасологически изучен
О.В.Михайловой (Косинцев, Рослякова, 1999, с.78; Михайлова, Кузьмина, 1999,
с.105-107), а два великолепных разнотипных псалия с поселения Мирный IV и
распределитель ремней с поселения Коркино I в Зауралье проанализированы
Н.А.Алексашенко (Чемякин, Епимахов, 2004, с.107, 109). В 1999 г. Г.Ф.Коробковой
проведен трасологический анализ псалия из Джаркутана (Аванесова, 2005, с.8-9).
Совсем недавно в рамках трасологического исследования орудий труда Шиловского
поселения В.В.Килейниковым были изучены и описаны два разнотипных псалия
(Килейников, 2003а, с.169). В.Б.Панковский провел трасологическое изучение
своеобразных псалиев из случайных находок в Волошском и Диком Саду в Северном
Причерноморье (Панковский, 2004, с.115-117).
Наряду с другими исследователями, в середине 90-х гг. прошлого века автор начал
трасологическое изучение различных типов псалиев из материалов памятников
лесостепного Подонья, затем – Поволжья и Южного Урала, то есть районов
массового скопления находок деталей упряжи и конского снаряжения конца средней
– начала поздней бронзы. Попутно обрабатывалась и небольшая группа псалиев из
коллекций памятников Левобережной Украины. Всего, как уже упоминалось,
трасологическому анализу подвергнуты 100 щитковых и 15 желобчатых псалиев
(рис.1). Фиксировалась информация по изготовлению псалиев и отдельно – по их
использованию. В данной главе представлены полученные данные по изготовлению
щитковых и желобчатых псалиев по регионам.
2.1. Южноуральские псалии
Название этой группы трасологически обработанных псалиев чисто рабочее,
поскольку учитывались не только псалии собственно южноуральских памятников, но
также некоторое количество подобных находок из памятников лесостепного
Приуралья и Северного Казахстана. Всего в этом регионе мною учтено 142 псалия
различных типов (не считая стержневидных). К сожалению, информация о некоторых
находках псалиев недостаточно надежна. К примеру, не совсем ясно, являются ли
фрагментами щитковых псалиев находки на поселениях Старо-Яппаровское и Тюбяк
(раскоп I и раскоп III) (Обыденнов, Обыденнова, 1992, с.123, 132, рис.44, 12;
Обыденнов и др., 2001, с.22, 83). Скорее всего, небольшие фрагменты плоских
дисков с этих поселений действительно являются частями псалиев, но являются ли
таковыми еще два фрагментированных изделия на поселении Тюбяк (Обыденнов и др.,
2001, с.22, 28, рис.12,13, с.83)? М.К.Кадырбаев и Ж.Курманкулов упоминают о
круглом псалии с поселения Атасу (Кадыр