Ви є тут

Активність антиоксидантної системи деяких чорноморських гідробіонтів у прибережній акваторії Севастополя

Автор: 
Шахматова Ольга Олександрівна
Тип работы: 
Дис. канд. наук
Год: 
2004
Артикул:
0404U003351
99 грн
(320 руб)
Добавить в корзину

Содержимое

раздел 2.1). Установлено, что значения АК в личинках исследуемых видов были выше, чем в икре. С увеличением степени загрязнения среды отмечено возрастание отношения АК личинок / АК икры. В чистом районе АК в личинках была выше, чем в икре в 1.81 раза, в загрязненном - в 4,53 раза. Более высокий уровень каталазной активности у взрослых особей, по сравнению с икрой, при стрессовом воздействии отмечен у полихет [106].ИИзвестно, что активность каталазы в икре черноморского бычка-кругляка была ниже, чем в личинках [76]. Значительное увеличение АК личиночных стадий по сравнению с икрой при усилении загрязняющего фактора, вероятно, связано с наличием у икры защитной оболочки, предохраняющей эмбрион от вредных воздействий, в то время, как личинки и молодь рыб испытывают непосредственное воздействие токсиканта. Исходя из этого применение икры в качестве биоиндикатора, по нашему мнению, нецелесообразно. Поэтому в дальнейших исследованиях мы использовали личинки черноморского снетка Atherina hepsetus.
Определение каталазной активности личинок черноморского снетка Atherina hepsetus было проведено на станциях: Омега (станция 9) - чистый район, открытое море и в бухте - станции 5А, 3 и 2 (рис.2.1.). На рисунке 3.6. станции расположены по степени возрастания импактности - от 9 станции ко 2. Было обнаружено, что наиболее высокой степенью АК отличались личинки, выловленные на станции 2. Минимальная активность каталазы отмечена на станции 9. Поскольку
Рис. 3.6. Активность каталазы личинок Atherina hepsetus на станциях с различной степенью загрязнния.
активность каталазы характеризует состояние личинок в зависимости от степени загрязнения, можно предположить, что на исследуемых станциях существует градиент загрязнения, соответственно которому увеличивается активность каталазы. Этот факт согласуется, например, с данными по Северному морюв котором разные станции , характеризовались различной степенью загрязнения [170]. Активность каталазы в печени камбалы увеличивалась с ростом загрязнения [170].
Изучение активности каталазы у личинок сардины, находящихся в различных условиях токсического воздействия, также показало резкое увеличение их каталазной активности с возрастанием степени загрязнения водоемов [190]. Кроме того, наши исследования по изучению активности каталазы у черноморских водорослей также подтвердили увеличение каталазной активности в загрязненых районах [98].
Определение активности СОД у личинок Atherina hepsetus проводили на станциях 3, 5А, 6 и 9 (Рис.2.1). В чистом районе (станция 9) активность СОД составляла 14,05?2,07 mM NADH/(г ткани?мин) (рис.3.7).
Рис. 3.7. Активность супероксиддисмутазы личинок Atherina hepsetus на станциях с различной степенью загрязнения.

Рис. 3.8. Активность глутатионпероксидазы личинок Atherina hepsetus на станциях с различной степенью загрязнения.
Достоверное увеличение активности СОД отмечено при наличии теплового загрязнения (станция 3) и токсического (станция 6) - до значений 17,62?1,02 mM NADH/(г ткани?мин) и 16,34?1,43 mM NADH/(г ткани?мин) соответственно (Р=0,95). Это может свидетельствовать о стрессе, который испытывают личинки в данных районах, в результате которого увеличивается свободнорадикальная продукция и метаболический беспорядок, стимулирующие работу СОД. Увеличение активности СОД в эритроцитах карпа Ciprians carpio при повышние температуры среды отмечено в литературе [195].

Снижение активности СОД с достоверностью Р=0,95 наблюдали на станции 5А - до 9,51?1,129 mM NADH/(г ткани?мин). Однако данные, имеющиеся в нашем распоряжении не позволяют дать этому явлению адекватное объяснение.
Активность глутатионпероксидазы у личинок снижалась с увеличением степени загрязнения станций (рис.3.8). Наиболее высокой она была на станции 9, самой чистой из всех исследуемых станций и составляла 9,13?3,02 опт. ед. активности/(г ткани?мин). На станции 3 было отмечено снижение активности ГП до 6.07?1,12 опт. ед. акт./(г ткани?мин), на станции 5 - до 5.08?1,52 опт. ед. а./(г ткани?мин) (Р=0,95). На станции 6, одной из наиболее загрязненных, активность ГП уменьшалась в 10 раз, по сравнению с контролем, и составляла 0,95?0.08 опт. ед. а./(г ткани?мин).
Этот факт можно объяснить усилением процессов трансформации продуктов свободнорадикального окисления при токсическом стрессе, накоплением высоких концентраций перекиси, блокирующей активность ГП, функционирующей при низких концентрациях пероксида, и включением в работу каталазы, увеличение активности которой в загрязненных районах было показано выше [94].
При исследовании ПОЛ у личинок Atherina hepsetus отмечено усиление этого процесса в загрязненных районах (рис.3.9).
Рис. 3.9. Концентрация ТБК-ативных продуктов у личинок Atherina hepsetus на станциях с различной степенью загрязнения.
Особенно существенно это проявилось при наличии теплового загрязнения на станции 3, где интенсивность перекисных процессов увеличилась в 6 раз по сравнению с чистым районом и составила 167,6?47,9 нM MДA/г ткани и 27,8?1,3 нM MДA/г ткани соответственно. На этой же станции наиболее высокой была активность СОД, что дает возможность предположить что эти показатели (активность СОД и ПОЛ) в большей степени реагируют на тепловое загрязнение, тогда как активность ГП и каталазы - на токсическое. Факт активации процесса ПОЛ в жабрах и мембранах воздушных мешков морского кота Heteropneuster fossilis при повышении температуры воды до 32-37°С отмечен в литературе [188]. С увеличением температуры отмечено также и возрастание активности СОД в эритроцитах карпа Ciprians carpio [195], что подтверждает защитную роль СОД в процессе повреждения липидов. Усиление процессов ПОЛ на станциях 5А и 6 также было достоверным (Р=0,95) - 117.6?34,2 нM MДA/г ткани и 89,2?2,5 нM MДA/г ткани - соотвественно. Изучение процессов ПОЛ у черноморских водорослей также показало усиление процесов пероксидации липидов в загр